ИЗБЕГАНИЕ: КАК МЫ СЕБЯ ОБМАНЫВАЕМ И ПРОЖИВАЕМ НЕ СВОЮ ЖИЗНЬ

Эмоции — неотъемлимая сторона жизни любого живого существа. Биологи утверждают, что даже амёбы способны испытывать страх, эзотерики — что цветы способны на любовь. Не буду доказывать или оспаривать это, ведь в сегодняшней статье речь пойдёт о людях. И, как создание живое и живущее, человек не обходится в этом процессе без эмоций.

Однако, если уж проводить параллель с братьями нашими меньшими, можно заметить, что в проявлениях своих эмоций они куда более искренни и спонтаны, чем сапиенсы. Если страшно — беги или застынь, если радостно- прыгай и танцуй, если грустно или обидно — подожми
хвост и опусти уши, если злишься — нападай.

Маленькие дети в своих эмоциональных проявлениях гораздо ближе к естественным, природным реакциям, чем взрослые.
Но, по мере взросления, люди становятся всё менее искренними в предъявлении эмоций, пряча их все глубже в своё тело и маскируя свои переживания за фальшивыми улыбками, мышечными напряжениями, хроническими болями и болезнями тела.

И тому есть причины. В первую очередь, это социальные запреты на проявления эмоций: стыдно и некрасиво бурно восторгаться или реветь в голос, переживая детское горе, стыдно и некрасиво проявлять агрессию, обиду, гнев, злость, ненависть. Стыдно стыдиться, в конце концов.

И маленькому человечку приходится прикладывать совсем нечеловеческие усилия, чтобы соответствовать тем образам и требованиям, которые предъявляют к нему значимые для него взрослые. И здесь начинается самый страшный обман — обман самого себя, игнорирование своих чувств и истинных потребностей.

Человеку остаётся совсем узкий спектр социально приемлемых эмоций, которые можно относительно безопасно предъявлять своему окружению. Это страх, грусть и печаль (крайняя форма — депрессивное уныние), радость и вина. Последняя примечательна тем, что зачастую даже приветствуется обществом, являясь одной из самых разрушительных и лишающих энергии эмоций.

Социальные запреты трансформируются во внутренние установки, и наступает момент, когда человек уже на может проявлять эмоции, руководствуясь страхами отвержения, порицания, осмеяния, страхом глупо выглядеть и т.п. А то и вовсе перестает понимать, что он переживает.

И в этих случаях эмоции никуда не уходят. Они всего лишь трансформируются в различные телесные симптомы.
Возможно, где-то на периферии сознания человек различает обиду, ненависть или гнев, но даже самому себе боится в этом признаться. Как же, ведь его учили быть белым и пушистым, прощать обидчиков, не завидовать. Обманывая самого себя, боясь признаться себе в порицаемых обществом эмоциях, человек продолжает жить с ними, испытывая все их тяготы и телесный дискомфорт.

Этот самообман присущ этапу неосознанности, непонимания того, что на самом деле со мной происходит. Не умея различать свои эмоции, человек не умеет и обходиться с ними. Периодически они могут находить выход во вспышках спонтанного раздражения или плаксивости, неконтролируемого гнева или уныния и безнадёжности. Но выбор эмоциональных проявлений отсутствует, как и принятие ответственности за свои реакции.

Поведение отличается реактивностью и предсказуемостью; ответственность за эмоциональные вспышки перекладывается на других: «Меня довели, разозлили, обидели», впрочем, как и за ощущение счастья: «Этот человек делает меня счастливым/несчастным».

Отрицая в себе социально порицаемые эмоции (ненависть, гнев, зависть, стыд) или делегируя ответственность за свои переживания, человек утрачивает контроль над своей эмоциональной жизнью и, как следствие, жизнью в-целом. Возникает ощущение не своей жизни либо того, что она проходит мимо; ощущение общей неудовлетворённости и недовольства собой и/или другими.

И можно это культивировать, уходить в болезни или принимать роль жертвы, а можно пойти по другому пути — пути повышения осознанности, пути управления своей жизнью.

Добавить комментарий

Войти с помощью: