О ПРОЯВЛЕНИЯХ ВНУТРЕННЕГО ОТЦА

Вчера мне позвонила клиентка и с волнением в голосе спросила, можно ли продолжать терапию.

Она обратилась ко мне несколько месяцев назад по поводу приступов внезапного раздражения, когда «бесило все». И в такие моменты она срывалась на детях, муже и даже коте, который очумело прятался от хозяйки, совершенно не понимая, какая блоха ее укусила.

Выплеснув свое раздражение на ближних и меньших, женщина начинала мучиться чувством вины перед ними. Приступы случались эпизодически и доставляли ей не мало проблем – после них долго приходилось зализывать эмоциональные раны своих близких.

А еще она отмечала периодически накатывающую слабость, головные боли и затрудение дыхания. С кем не бывает, но дама была с интеллектом и понимала, что что-то не так в ее жизни.

Несколько сессий я, как снайпер на минном поле, исследовала ее тонкую душу. Несмотря на множество субличностей, которые являли свои физиономии то на одной сессии, то на другой, работать на двух стульях она категорически отказывалась, называя себя сложным пациентом и получая немалое удовлетворение от этого.

Конечно, тему детско-родительских отношений мы не обошли. На одной из сессий она вдруг застыла. Такой глубокий спонтанный транс.

На вопрос: «Что с тобой происходит?» женщина долго молчала, потом ее просто прорвало: страх, отчаяние, беспомощность, бессилие и неспособность хоть как-то повлиять на ситуацию. И все эти чувства вокруг отцовской фигуры. Она вспомнила себя в возрасте пяти лет.

Отец, по ее словам, жесткий и крайне скупой на похвалу человек, мог придираться по мелочам, ругал ее по малейшему поводу и часто наказывал (не физически, а лишением маленьких детских удовольствий). И она не знала, чего боится больше – наказаний или его нравоучений.

С годами то ли характер отца стал помягче, то ли она уже не так реагировала – но эти события забылись.

И вот сейчас – просто взрыв эмоций и море слез и праведного возмущения: «Как он мог так поступать со мной, маленькой девочкой? Ведь он намного старше! Неужели он не понимал, что калечит меня? Я ненавижу его за это, ненавижу! Хотя так нельзя о родителях, но я не могу…».

Женщина долго плакала на этой сессии, вспоминая прошлое и забывая настоящее. Наконец ее удалось вернуть в здесь и сейчас. Она никак не стала комментировать завершение сессии, сказав: «Я лучше помолчу, мне надо переварить».

И исчезла…

На следующую сессию не пришла, трубку не брала. Прошло несколько месяцев, и я решила, что потеряла ее.

И вчера она позвонила. Мы поговорили о том, что она испугалась своих чувств, поэтому перестала ходить на сессии. И еще она заметила, за это время что куда-то ушло затруднение дыхания, и она стала значительно реже срываться на близких. А самое главное, в моменты таких срывов она напоминает себе отца, а ей ой как не хочется быть на него похожей:

— Я поняла, что во мне есть много такого, чтобы я хотела с Вами обсудить.

Если вам отозвалась эта история, и есть, что обсудить – записывайтесь на консультацию по тел. +375 25 910 15 22

Мария Павлова

БОЛЬ

— Когда Вы в последний раз плакали?

— Не помню, может, в детстве. Я вообще не плачу, я всегда такая спокойная.

Она говорила это с улыбкой на лице. Улыбка, словно приклеенная, даже если о глубоком, а за ней – напряжение мышц лица, шеи и спины, делающее ее тело неподвижным.

Кто-то из врачей направил ее к психотерапевту после долгих хождений к неврологам, массажистам, иглорефлексотерапевтам.

Основной ее жалобой была боль в межлопаточной области, хроническая, многолетняя, при которой не помогали обезбаливающие.

Боль…

Вряд ли существует на земле человек, который никогда не испытывал боли. Но одно дело, когда она вызвана физическими факторами, и ты знаешь причину, и знаешь, что это не навсегда. И совсем другое – хроническая боль напряжения, изнуряющая не столько физически, сколько морально. Хотя и она порой достигает такой интенсивности, что требует медицинского вмешательства.

Под мышечным панцирем эта боль скрывает целую гамму чувств – стыд, вину, страх отвержения, бессилие, табуированную сексуальность, обиду, ненависть. И гораздо безопаснее испытывать ее в теле, чем сталкиваться с этими чувствами и проживать их. Человек, замуровавший свои эмоции, избегающий боли душевной, обречен на боль физическую.

Работа психотерапевта как раз и направлена на безопасное извлечение этих эмоций, их отреагирование, раскрепощение мышечных зажимов и возвращение телу свободы.

…Через несколько сессий она научилась разговаривать без улыбки и плакать, отдавая со слезами свою недолюбленность, недопонимание, отвержение… Боль покидала ее тело…

О БОГЕ И ТРЕВОГЕ

Недавно я проводила очередной тренинг по работе и тревогой и заметила одну особенность- на вопрос: «Как вы понимаете, что переживаете тревогу?» участники тренинга давали разнообразные ответы, перечисляя многочисленные симптомы тревоги. В то же время аналогичный вопрос о спокойствии вызывал затруднения в описании этого состояния. В лучшем случае «расслабление» или «когда ни о чем не думаешь».

Мне пришла в голову мысль, спокойствие – это состояние, ненормальное для нашего общества и человечества в-целом. Ненормальное с позиций статистики, ведь за норму обычно принимают то, что укладывается в 80%, чего не скажешь о спокойствии. Веками его переживание воспринималось скорее как некое божественное откровение: Божья благодать, нирвана, неземное блаженство и т.п.

Видимо, эти метафоры неслучайны. Согласно библейской истории, человек, живущий в раю, не испытывал чувств вины, стыда и страха, ходя голышом и наслаждаясь жизнью. И все бы было хорошо, если бы не съеденный с подачи змея плод с древа познания добра и зла.

Вот тут-то и начались все проблемы, с которыми психотерапевты и психологи разбираются по сей день, и порой требуется очень качественная психотерапия.

Вкусив плод, человек и его жена сразу поняли, что такое хорошо, а что такое плохо. Говоря по-другому, у них появились оценочные суждения. И свою внезапно открывшуюся наготу они восприняли как «плохо», тут же прикрывшись листиками в нужных местах. Дальше – больше. В них зародились страх и вина, и начали они прятаться в раю от Бога.

Конечно, спрятаться им не удалось, и после неприятной беседы с Творцом супруги были выдворены из рая. Причина их депортации была как раз не в перврородном грехе, а в опасениях Господа, что, поумнев, человек съест плод с древа жизни (это, кстати, изначально не запрещалось), и сможет жить вечно. То есть, как и обещал змей, уподобится Богу. И, во избежание конкуренции за мировое господство, Творец выдворил людей из рая. С тех пор поумневшие, благодаря познанию добра и зла, люди веками увязают в своих оценочных суждениях, нормах морали, все глубже погружаясь в тревожный невроз.

А вопрос: «Откуда берется спокойствие?» вызывает затруднение, видимо, не только у участников тренинга. Тому, откуда берется тревога, находится масса объяснений. Но вот откуда берется спокойствие?

Может быть, у вас есть свои наблюдения на этот счет? Пишите в комментариях.